Йож

Славянск, Луганск - далее везде!

Вольно или невольно, но именно «сосисочная драма» содержит поистине гениальный рецепт безнаказанного разграбления любого города на территории РФ, Украины, Молдавии, et cetera.

На волне мимолетных «высших побуждений» впечатлительного населения (ныне это не редкость) группа лиц овладевает городом и всем его бизнесом, банками и банкоматами, автотранспортом, магазинами, типографиями, заводами и существенным количеством других материальных ценностей.

Делается все это под предлогом его «защиты» от кого угодно или от чего угодно.

Не обязательно от сосисок.

Можно «защищать» от районных или федеральных властей, от НАТО, от геев, зомби или от десанта с планеты обезьян.

Население небольших городков простодушно и поначалу воспринимает защиту как великолепное развлечение, взрывающее провинциальную скуку.

Антинародное руководство (а оно всегда антинародно) при общем ликовании запирается в какой-нибудь подвальчик без «воды, еды и туалета».

Милиция объявляется «продажной» и «вражеской», разоружается и выгоняется к чертям собачьим, что тоже несложно при наличии «народных настроений» и соблюдении «защитниками» должного уровня пафоса.

Чрезвычайно важной является навязчивая, неумолкающая риторика о высоте целей, «народе», наступающих «фашистах-карателях», «долге» и «чести», а также соблюдение всех необходимых патетических ритуалов. Не следует забывать о ежедневном и публичном целовании знамен и повторении клятв «лечь костьми», «сложить головы» или скончаться каким-нибудь иным живописным образом.

Провинциалы, к которым даже областной «цирк на сцене» не заруливал уже лет десять, ощущают себя участниками грандиозного шоу и недели две пребывают в эйфории.

Успех предприятия целиком зависит от способности возгонки тех самых «высоких материй», о которых и говорил покойный Борис Абрамович.

Афера требует, конечно, некоторых затрат «человеческого материала», но падкий на пафос «материал», как правило, охотно предоставляет себя во вполне достаточных количествах, чтобы обеспечить полную свободу действий главным действующим лицам.

Как показал опыт Славянска, соблюдение всех правил «защиты» гарантирует «защитникам» пару месяцев необыкновенно комфортного грабежа. (Приятным бонусом также является возможность ни в чем себе не отказывать в деле сведения личных счетов.)

Выпотрошив город, герои внезапно забывают о клятвах и смываются, оставив населению и «карателям» его выеденную изнутри пустую «шкурку».

И переходят на следующий «объект».


Хто наступний?
Йож

Пиросмани наших дней

Йож

С Иваном мы во многом синхромыслим

«В сырой холодной местности, лишенной питьевой воды, продаются участки для постройки на них домов и усадеб. Полное отсутствие леса; почва – песок и глина. Ближайший город за двести верст. Полное бездорожье, отсутствие медицинской помощи, лихорадочная, малярийная местность. Квадратная сажень земли стоит 50 коп. При больших покупках – дороже. Лиц, желающих приобрести землю и поселиться в этом месте, просят обращаться туда-то. Контора по продаже земли в поселке Каруд».

Вы, наверное, помните великолепный рассказ Аркадия Аверченко «Пылесос». О несчастном наследнике, которому достались пятьсот десятин земли, не пригодной ни для чего. Наследник плачет – не продать. А приятель его успокаивает. Найдутся желающие. Желающих таких не сеют и не пашут, намекает пословица.

И между ними происходит следующий разговор:

– Ну да же! Подумай, какая прелесть: это будет единственное место, где дураки соберутся в этакую плотную компактную массу. Твоя земля – это пылесос, который сразу вытянет всех дураков из нашей округи… То-то хорошо дышать будет.

– Да ведь они там помирать шибко будут. Жалко…

– Дураков-то? Да пусть мрут на здоровье. Боже ты мой!

Читая иные новости дней сегодняшних, я часто этот разговор вспоминаю. Ну вот, к примеру:


буквально месяц назад этот рассказ в том же контексте вспоминал, но еще и сожалея, что далеко не все идиоты и скотомудилища способны оторвать жопу от дивана даже для создания Страны Своей Мечты. Увы, прирожденные рабы по природе своей пассивны и не могут активно искать своего Строгого Господина, а только лишь ждать его появления.